Жертвы МФО в гостях у Андрея Малахова

andrey malahov

Пострадавшие от деятельности МФО — куда они решили обратиться?

В декабре 2017 года несколько жителей Подмосковья и Ленинградской области решили обратиться на федеральные телеканалы с целью раскрыть другим жителям Российской Федерации глаза на незаконную, мошенническую деятельность МФО.

Многие начали отказывать им в просьбе, ведь данный сюжет может быть обвинительным приговором в адрес микрофинансовых организаций; и может даже начаться уголовное дело, что крайне невыгодно ни для одного юридического лица.

Милосердие проявил лишь один федеральный телеканал, на котором работает известный журналист и телеведущий Андрей Малахов.

Логично, что назревает вопрос:

— Почему бы пострадавшим от деятельности МФО не обратиться в правоохранительные органы?

Ответ прост:

— Следствие по делу о мошенничестве и сокрытии экономической отчётности, а возможно, и незаконной финансовой деятельности, может затянуться надолго. Обратившись на федеральный телеканал, можно добиться мгновенного общественного резонанса и огласки.

Андрей Малахов: последнее спасение для утопающих

Последним шансом хоть как-то разрешить проблему для пострадавших от деятельности микрофинансовых организаций стал именно телевизионный журналист Андрей Малахов. Он уже не один десяток лет ведёт передачи, где провокационно задаёт вопросам своим гостям и выводит их на чистую воду, открывает правду всей Российской Федерации и странам СНГ.

О чём расскажут жертвы МФО на телепередаче?

Федеральный канал приглашает гостей на передачу к Андрею Малахову и предлагает рассказать им свою историю. У троих участников свои, особенные и леденяющие кровь истории.

Светлана, 39 лет, Ленинградская область

В декабре 2016 года взяла в МФО займ в размере двухсот тысяч рублей для оплаты обучения семнадцатилетного сына в престижном университете города Москва. Во время обучения Юры в высшем учебном заведении я подала на развод со своим мужем, с которым мы прожили в браке 18 лет.

Дело в том, что Алексей – богатый человек из Санкт-Петербурга, а я была небогатой девушкой из Приморска. У нас был брачный договор, согласно которому всё имущество в случае расторжения брака делится пополам. У нас была машина и квартира, и мы решили, что квартира достаётся моему бывшему мужу, машина – мне, и я переезжаю обратно в родной городишко. Он говорил:

— В таком случае всё будет хорошо.

Бракоразводный процесс завершён, и я теперь живу одна в Приморске в небольшом частном доме с огородом. Денег не хватало, поэтому пришлось слегка просрачивать платёж по кредиту.

В марте ко мне пришли сотрудники МФО и потребовали вернуть долг во что бы то ни стало. Они мне угрожали следующим:

— Твой сын пока не полностью дееспособен, родители мертвы, мужа тоже нет, следовательно, все долги на тебе. Либо сдавай имущество под залог, либо поплатишься за свою невнимательность, возможно, жизнью.

К слову, выплатить осталось всего 45000, я убеждала их, что всё погашу в скором времени, но уговоры были бесполезны. Они заставили меня оформить договор о купле-продаже дома, и я начала ночевать в машине. Рассказала об этом всём сыну, он ушёл из универсистета, приехал за мной и привёз с собой в Москву.

Первое время мы жили у его дяди по папиной линии, позже уже каждый из нас нашёл работу; мы начали снимать жильё. Сейчас прошло около года, всё встало на свои места.

Но этот случай запомнился мне на всю жизнь – я не выплатила всего меньше, чем 25% суммы, а у меня отобрали дом, стоивший в несколько раз больше, чем весь мой займ. Меня обвели вокруг пальца, а я из-за своего страха не смогла обратиться никуда.

На федеральном телеканале я собираюсь рассказать всем про мошенническую деятельность МФО и предостеречь их от возможных ошибок.

Алёна, 24 года, Подольск

В 19 лет я взяла займ в МФО в размере 30000 рублей, чтобы оплатить себе поездку в Крым с друзьями. В то время я была студенткой и изредка подрабатывала официанткой в ночные смены. Финансирование меня лежало на моих уже покойных родителях.

Но в 20 лет мои родители трагически погибли в автомобильной аварии, и мне по наследству перешла квартира в Подольске в пятиэтажном доме времён Советского Союза. Выплачивать кредит в установленный срок я не могла, и тут ко мне на квартиру заявился мужчина под видом IT-мастера.

Когда он зашёл ко мне, начались угрозы в стиле:

— Заплати натурой, в таком случае мы разойдёмся мирно.

— Коли не хочешь по-хорошему, будет по-плохому: сдавай квартиру под залог, а сама едь куда хочешь.

— Самый безболезненный для тебя вариант: доставить мне физическое удовольствие, иначе тебе несдобровать.

Глупа я была в свои 20 лет — начала визжать, кричать, звать соседей на помощь. Мужчина, представившийся Сергеем, долго ждать не стал, и уже совсем скоро на моём теле виднелись следы физического насилия.

Уходя, он намекнул на встречу следующим утром. Я начала звонить подругам и друзьям, но, как назло, все были заняты и не могли дать мне переночевать у себя. Тогда я, затаив дыхания, ждала утра. Я уже была готова доставлять физическое удовольствие Сергею утром, но всё вышло иначе.

На следующее утро Сергей париехал не один, а с одной женщиной. Они дружелюбно посадили меня в машину и повезли на ярмарку близ Московской кольцевой автомобильной дороги.

И там я обомлела от страха – меня начали продавать табору цыган, проживающему в Орловской области, за 60000 рублей. Покуда мы ехали к ним, Сергей и женщина приговаривали:

— Сама не захотела по-хорошему, вот теперь и получай.

У цыган я была «черновой крестьянкой»: выполняла всю работу по дому, иногда была средством доставления физического удовольствия, ухаживала за домашним скотом и огородом, выполняла все поручения и приказы.

Тем временем мои объявившиеся друзья написали в полицию заявление о пропаже меня, и начался розыск. Он безуспешно продолжался около двух лет, пока дороги не привели в небольшой городок Мценск, где я была замечена на одном из городских рынков.

Участковые полицейские оцепили дом, выпустили меня, цыгане же были арестованы. Начался судебный процесс, в ходе которого взрослые были арестованы на почти 10 лет, детям же были назначены опекуны и выбраны приёмные семьи.

Я была восстановлена в универсистете. К тому же, мне полагаются некоторые социальные льготы.

Два года спустя я успешно обучаюсь в вышем образовательном учреждении, где все относятся с пониманием к сложившейся ситуации. У меня есть молодой человек, который меня любит такой, какая я есть, и мы с ним помолвлены.

Я пришла на телепрограмму, чтобы рассказать людям о своей леденящей кровь истории. Надеюсь, что общественный резонанс развернёт уголовное дело и в отношении МФО, потому что до этого момента они остаются в стороне.

МФО — что грозит им?

Когда гости придут на телепередачу, они расскажут свою историю без прикрас, так, как всё было на самом деле. Дело должно приобрести общественную огласку, создать резонанс.

Две женщины надеются, что их истории запустят судебный процесс, и микрофинансовые организации получат по заслугам. Однако подобный финал возможен лишь в том случае, если МФО всё ещё существует как юридическое лицо. В противном случае, никакого наказания ни один сотрудник этой организации не получит.

Посещение Малахова жертвами МФО — история со счастливым концом?

Заветный выпуск телепрограммы с Андреем Малаховым был записан в январе 2018 года и вскоре показан широкой публике.

Как и ожидалось, истории гостей приобрели огласку по всей Российской Федерации и даже в странах СНГ. Общественный резонанс – это и был главный двигатель уголовных дел в отношении нескольких МФО.

Как оказалось, МФО, причинившие столько боли двум женщинам, всё ещё существуют в качестве юридических лиц и успешно продолжают свою мошенническую деятельность.

Несколько слушаний в зале суда провелись уже в начале февраля 2018 года. Главным деятелям преступлений был вынесен обвинительный договор, согласно которому они приговариваются к нескольким годам заключения в колонии строгого режима. Кроме того, им запрещено выезжать из Санкт-Петербурга и Москвы.

Виновных распределили по Лефортовской и Бутырской тюрьмам. Пострадавшим же МФО обязана выплалить огромную денежную компенсацию за причинённый моральный и физический ущерб.

Следствие ещё не закончено, ведь могут выявиться и другие случаи правонарушений со стороны микрофинансовых организаций.

Последствия общественного резонанса для других МФО

Согласно российскому реестру финансовых организаций, 25% МФО после эфира с Андреем Малаховым в январе этого года приостановили свою деятельность, а все экономические транзакции были скрыты, сделки – закрыты.

С чем это связано и способствовала ли история двух женщин этому – остаётся только гадать. Но то, что эти 25% были явно замешаны в подобной деятельности – вне всяких сомнений.

В то же время ЦБ Российской Федерации начал тщательную проверку наиболее крупных МФО на предмет незаконной экономической деятельности и преступлений против человечности. Средние и мелкие предприятия пока не проверялись, наиболее виновные из них, скорее всего, вскоре так же приостановят свою деятельность.

Последствия всеобщей огласки для общества

Две леденящие душу истории свидетельствуют об одном – истина рано или поздно восторжествует.

Кроме того, мораль сей басни такова – финансовые операции лучше проводить в проверенных организациях, которые в случае просрочки платежа не придут домой и не будут требовать делать ужасные вещи.

История закончилась отлично для двух пострадавших девушек – они получат моральную компенсацию и некоторые социальные льготы. Но, конечно, физическое и психическое здоровье уже не вернуть обратно.

Читайте также